Карчагина Е.В.
Доцент физ.ф-та МГУ

Я одна из тех немногих, ныне живущих, которые знали Александра Андреевича Самарского со студенческих лет. Понимая, что даже то немногое, что сохранило память о тех далеких годах, дорого его близким, попытаюсь это рассказать. Многое забылось. Но вот передо мной 2 документа: отчет бюро ВЛКСМ за 1943-1944 годы и копия моей статьи в стенгазету Физфака в 1949 году. В них говорится, что в 1943-1945 годах стали возвращаться демобилизованные после ранения или отозванные с фронта для продолжения учебы бывшие студенты физического факультета. К весне 1945 года общее число студентов увеличилось со 100-150 человек до 500.

 

Еще шла война, а в отчете говорится, что «в условиях учебы в Университете огромное значение имеет научная работа студентов. Бюро сформировало и утвердило в ноябре 1943 года бюро научных кружков. В него вошли: т. Зорэ – председатель, т.т. Лешковский, Мигунов, Самарский, Савинов». «Я хорошо помню студентов первого курса В. Никольского, Л. Неровню, студентов старших курсов, возобновивших учебу после фронта - А. Самарского и Бонч-Бруевича».

Теперь, зная, что А. Самарский стал крупным ученым, академиком, нам кажется естественным, что уже тогда он начал серьезно заниматься научной работой. Но в 1943 году, когда ещё шла война, редко, но звучала воздушная тревога, это было необычно. Александр Андреевич только что вернулся с фронта, куда ушел добровольцем, и где был тяжело ранен в боях под Москвой.   Не могли не сказываться и большой перерыв в учебе, и многочисленные операции, и трудности жизни военного времени. Он же запомнился мне всегда деятельным, доброжелательным, остроумным, что и притягивало к нему людей. Такое впечатление не изменилось и в дальнейшем. Был он еще и хорошим другом, всегда готовым помочь. Так в годы, когда я уже ассистентом кафедры работала в лаборатории магнетизма, исследуя свойства металлокерамических магнитов,  Александр Андреевич начал  математически просчитывать их поведение в магнитном поле. Очень жалею, что в связи с переходом всей нашей лаборатории на другие образцы – на ферриты, работа эта не была закончена. Но я оставалась благодарной Александру Андреевичу за ту его помощь в работе.

Также я благодарна ему за то, что он на протяжении всей своей жизни сохранял добрую память о моем отце – профессоре В.А. Карчагине, чья подпись, как председателя государственной экзаменационной комиссии стоит у него в дипломе.

В последующие годы мы познакомились с Александром Андреевичем ближе, дружили и общались уже семьями. На протяжении десятилетий мы встречались у общих друзей – профессоров-математиков А.Г. Свешникова и Э.Г. Позняка, дома у Самарских и у нас. Все мы были знакомы с молодых лет. Такая верность друзьям юности не может не вызывать уважения. Нельзя не отметить, что судьба подарила Александру Андреевичу достойную спутницу жизни – жену и друга Атыю Ташевну, с которой он был очень счастлив.

Талантливым, выдающимся ученым, необыкновенно духовным человеком останется в нашей памяти академик Александр Андреевич Самарский, а для меня же, как и в молодые годы, - Саша Самарский.