H. П. Савенкова, доктор физ. - мат. наук
с.н.с ф-та ВмиК МГУ

В сентябре 1973 года по традиции третьекурсники ВМиК на месяц отправились убирать картошку в совхоз под Можайском. Для нашего факультета это был второй выезд на уборку картошки, поскольку сам факультет был ещё очень молод, первый набор на ВМиК был в 1970 году. И все сотрудники факультета были в основном молодые, весёлые, здоровые, энергичные. Поездка на картошку воспринималась как отдых в коллективе на природе, с энтузиазмом. Однако я, к сожалению, не смогла принять в ней участие. Это знаменательное для моего курса событие прошло стороной для меня. В конце августа у меня неожиданно умер папа, после этого я заболела, пропустила даже распределение по кафедрам, которое было перед отъездом на картошку. Я приехала на факультет, когда мои сокурсники уже уехали. Факультет в то время располагался в трёхэтажном здании, сегодня уже надстроенном, где сейчас находится социологический факультет. Лекции нам читали в ГЗ, в гуманитарном корпусе (2-го гуманитарного корпуса тогда ещё не было) и на физическом факультете. А в нашем корпусе проходили только семинарские занятия. На втором этаже  находился кабинет декана (академика А.Н.Тихонова), теснились в одном помещении сразу все инспектора курсов и диспетчер, а в конце первого этажа нашлось место даже для  буфета. Отдельная комната была отведена под комитет комсомола, и было ещё несколько комнат, в которых ютились все наши кафедры (в одном помещении сразу несколько) и где можно было решить какие-то кафедральные дела и хранить документы. Все остальные комнаты были отведены под учебные аудитории, время занятий в которых было расписано буквально по минутам. Но, как говорится, в тесноте, но не в обиде. Мы даже не замечали недостатка помещений. Факультет был полон народу с утра и до позднего вечера. И так продолжалось шесть лет, до осени 1976 года, когда мы переехали в ещё наполовину недостроенное здание второго учебного корпуса.

Итак, я поднялась на второй этаж, зашла к инспектору курса, чтобы узнать, что мне делать, если я опоздала с распределением на кафедры. Оказалось, что поскольку я была отличницей, то я могла выбрать себе кафедру сама. Но поскольку набор был закончен, то необходимо было предварительно поговорить с заведующим кафедры. Я же не знала, какая мне нужна кафедра. Я окончила школу имени И.В.Курчатова, жила на площади Курчатова, родители и вся наша жизнь была так или иначе связана с этим именем, поэтому мне хотелось специализироваться именно в области, связанной с атомном энергией. «Тогда тебе нужно поговорить с профессором Александром Андреевичем Самарским»,- сказала мне инспектор курса и указала на представительного мужчину, идущего по коридору. Я, не долго думая, побежала его догонять. «Вы Александр Андреевич Самарский?»- остановила я Александра Андреевича, уже взявшегося за ручку двери.  «Да.  А в чём дело?»- осведомился Александр Андреевич. «Я хочу у Вас учиться,»- на одном дыхании выпалила я, удивляясь собственной смелости. Он завёл меня в кабинет, и я рассказала ему свою историю. Александр Андреевич внимательно меня выслушал, затем дал мне лист бумаги, и под его диктовку я написала заявление на кафедру математической физики, которой тогда заведовал А.Н.Тихонов. Так решилась моя судьба.

Непосредственными руководителями нашего научного студенческого семинара (спецсеминара) были А.А.Самарский, Д.П.Костомаров и Ю.П.Попов. Меня назначили старостой. Несмотря на свою занятость, Александр Андреевич находил время внимательно следить за работой нашего учебного семинара. Каждый его приход к нам на семинар вносил неповторимую атмосферу творчества, увлечённости и активности. Все знали, что Александр Андреевич регулярно просматривает журнал семинара, который я аккуратно вела и отмечала в нём не только посещаемость, но и темы докладов, а также вопросы, которые каждый должен был задать докладчику после прослушивания  сообщения. Именно по заданным вопросам Александр Андреевич, Дмитрий Павлович и Юрий Петрович судили об усвоении обсуждённого на семинаре материала. Александр Андреевич учил нас не стесняться задавать вопросы, говорить по сути вопроса в большой аудитории, а не отсиживаться ради галочки в журнале посещаемости. На старших курсах наш семинар стали посещать студенты физического факультета (кафедры А.Г.Свешникова), многие из них поступили потом в аспирантуру ВМиК, защитились и были оставлены на работу на нашем молодом факультете (Н.Есикова, С.Богомолов, П.Вабищевич и др.)  Позже мы стали посещать научные семинары кафедры, проводившиеся каждую среду на факультете  в большой аудитории (П-2), т.к. на этот семинар собирались учёные разных институтов Академии Наук, причём  не только из России, но и из других республик (Белоруссии, Украины, Азербайджана, Узбекистана, Грузии, Молдавии, Казахстана и т.д.) и из-за границы (Болгарии, Германии ). Запись на выступление делалась за несколько месяцев. Выступить на семинаре А.А. Самарского было престижно, многие старались представить здесь свои диссертации, обсудить новые достижения, но Александр Андреевич всегда находил время заслушать на семинаре и аспирантов кафедры, обсудить их исследования на таком представительном собрании учёных, дать советы. Так создавалась Школа А.А.Самарского. И где бы ни появился Александр Андреевич,  на докладе маститого учёного  или на студенческом семинаре, сразу возникала особая атмосфера творчества. Он всех притягивал мощью своего интеллекта, и в то же время он был необыкновенно разносторонен. Любил стихи, сам их писал в молодости, иногда читал нам, студентам, на семинаре, любил пошутить.

Регулярно по инициативе Александра Андреевича проводились выездные Школы молодых учёных в разных городах страны. Это были научные конференции для молодых учёных, куда приглашались и аспиранты. На пленарных докладах выступали известные учёные, а на секционных – молодёжь. Польза таких школ была очевидна, желающих приехать на школу было чрезвычайно много. И на каждой школе в течение всего периода работы присутствовал Александр Андреевич. Как правило, Школа заканчивалась вечером отдыха, где Александр Андреевич также давал нам урок, как надо отдыхать, хорошо поработав. Он всегда за столом предоставлял слово молодёжи, любил послушать, что скажут его ученики в качестве застольного тоста, любил поговорить о литературе, спорте, увлечениях и, конечно, мы непременно устраивали танцы. Александр Андреевич прекрасно танцевал, и все веселились вместе с ним, учителя (наши научные руководители) и ученики. Только теперь мы понимаем, как Александр Андреевич умел сплотить вокруг себя людей разных поколений, обеспечить преемственность в своей научной школе.

Во время перестройки уже не было материальных средств на проведение научных школ, но Александр Андреевич никогда не отказывался от выступлений перед молодёжью на научных конференциях, таких как «Математика. Компьютер. Образование» , которые до сих пор ежегодно проводятся попеременно, то в Дубне, то в Пущино. У меня сохранилась любительская фотография, которая сделана 27 января 2000 года в Дубне после выступления Александра Андреевича на конференции «МКО». Рядом с Александром Андреевичем член корреспондент РАН и ученик Александра Андреевича Сергей Павлович Курдюмов  и Академик РАЕН Рунар Николаевич Кузьмин, а также я. Все радостно возбуждены после доклада Александра Андреевича, в котором он говорил о вычислительной математике, математическом моделировании, последних достижениях и перспективах развития вычислительной математики, а также поделился  воспоминаниями о своей совместной работе со своим учителем  академиком Андреем Николаевичем Тихоновым. Конференцзал был полон. Сидели учёные, аспиранты и даже студенты, собравшиеся здесь со всей страны, а также некоторые иностранные учёные, работающие в институтах Дубны. Слушали внимательно, затаив дыхание. Многие впервые  видели Александра Андреевича, будучи знакомы только с его книгами. А я тогда подумала, как мне повезло, что  в далёком уже 1973 году мне выпала удача познакомиться с Александром Андреевичем, учиться в его научной школе, работать под его руководством на его кафедре и непосредственно общаться с ним. Я благодарна за это своей судьбе и всегда буду благодарна Александру Андреевичу за его участие в моей жизни.